Наш корреспондент узнала тайны старейшей в Карелии гидроэлектростанции

21.08.2018 в 07:35, просмотров: 1108

В Карелии достопримечательностей немало. И речь идет не только о горах, озерах и музеях, но и тех объектах, которые традиционно не входят в поле зрения туристов (а зря!). Например – малые гидроэлектростанции, доставшиеся России после Зимней войны. Дело не только о потрясающих ревущих водопадах водосбросов. На одной из ГЭС можно увидеть наследие 1903 года - что и сделали журналисты-участники «экспедиции», устроенной ПАО «ТГК-1». Поездку на Харлу и Хямекоски, две малые станции в Сортавальском районе, приурочили к 15-летию объединения малых гидроэлектростанций в Каскад Сунских ГЭС.

Наш корреспондент узнала тайны старейшей в Карелии гидроэлектростанции
Водосброс ГЭС Хемякоски. Фото: Арина Степенная

Без дня рождения

Всего в списке малых ГЭС – шесть имен.  Игнойла, близнецы Суури-Йоки и Пиени-Йоки, Питкякоски, Харлу и Хямекоски. Все вместе они выдают 13 мегаватт. Если это ни о чем не говорит, то вот простой пример. Трех «мегов», которые выдает одна станция, хватит, чтобы вскипятить воду в трех тысячах титанов. Или дать свет небольшому поселку.

Строго говоря, невозможно определить год запуска, а уж тем более строительства Хямекоски, по праву считающейся старейшей в Карелии ГЭС. У нынешнего персонала есть только предположения: в 1903 году на станции поставили шведское оборудование. Документов нет, и достать их не представляется возможным, объясняет техник участка малых ГЭС Сунского Каскада Михаил Кудлай.

Конечно, ГЭС меняется: обновляют оборудование, компьютеризируют систему управления, модернизируют здание и «начинку», но станция остается старейшей. 10 лет назад на заказ создали реплику турбины начала прошлого века. Это было непросто, зато мощность станции выросла. Водопад, который образует Хямекоски на реке Янис-Йоки  – зрелище впечатляющее.

Смотрите видео по теме: «Водопад на ГЭС Хямекоски»
00:19

Кстати, любопытный факт. Тот утраченный агрегат не вышел из строя. В свое время его просто разобрали и сдали на чермет. Что поделать, станции тоже знавали и не лучшие времена…

Строили на совесть

Еще одна станция, напрямую связанная с Хямекоски – Харлу - тоже находится в почтенном возрасте. Она – чуть ниже «коллеги», и питается от того же водосброса. Нужно ей около 20 «кубов» воды. Конечно, реки ведут себя не слишком примерно: то не додадут норму, то, наоборот, поставят воды с лихвой. Да и климат меняется, отмечают сотрудники ГЭС: если раньше, кроме весеннего да осеннего паводков, ничего не ждали, теперь и зимние, и летние – не редкость. Тем не менее, вода есть, и станции исправно работают.

Строили Харлу не просто так, в 1936 году она была запущена финнами ради местного ЦБК. И работала вовсе не круглые сутки – лишь днем, когда работал комбинат, руины которого и сейчас краснеют кирпичом среди леса на берегу реки.

Несмотря на то, что выглядит станция вполне современно, она тоже прячет свои секреты: в самом сердце ее постоянно двигается вал, запущенный в 1930-х годах. А на стене рядом можно увидеть комплект внушительных ключей, поставленных вместе с оборудованием в начале прошлого века. Сейчас этот комплект – не более чем экспонат, все давно управляется компьютером. А вот старинные чугунные детали, приводящие в движение устройства, отрезающие путь воде, не антураж. Они до сих пор в работе. Строили на совесть – зачем менять то, что прекрасно служит?

- В ГЭС главное – гидротехнические сооружения, - объясняет Михаил Кудлай, мастер участка малых ГЭС Каскада Сунских ГЭС. Они на карельских станциях – в полнейшем порядке, а с учетом постоянного обновления смогут работать еще не одно десятилетие.  

Тринадцать человек

За ревущими турбинами, водосбросами и всем прочим постоянно следят сотрудники станций. Регулярно проходит капитальный ремонт, все агрегаты разбирают, осматривают. Несмотря на почтенный возраст, оборудование, поддерживаемое новыми элементами, вращает воду, выдавая положенные мегаватты.

Примечательно, что за каждой станцией присматривает всего один дежурный. Этого достаточно, чтобы осмотреть все, что должно быть осмотрено ежедневно. Всего же постоянно и оперативно обслуживают все шесть малых ГЭС тринадцать человек. Действия отработаны на любой случай. И на случай предупреждения этого «случая» - тоже.

А раньше все то, что сейчас делает начиненный чуткой электроникой «мозговой центр» каждой станции, делали люди. Например, рассказал техник, на ГЭС были специальные сотрудники, заведовавшие регулятором возбуждения генератора, проще – рулем. Весь рабочий день сотрудник занимался тем, что вручную регулировал мощность. Буквально каждую минуту. А еще были истопники – они обогревали оборудование, когда станции останавливались.

Перспективы есть

Несмотря на то, что электростанции на воде работают размеренно не первый десяток лет (и, похоже, не планируют останавливаться), развитие продолжается.

По словам директора филиала «Карельский» ПАО «ТГК-1» Игоря Карцева, перспективы в развитии энергетики у Карелии есть. И не только отдаленные и на уровне «намерений о договоренностях», как это нередко случается в регионе. Помимо планомерной модернизации станций и поддержания их в работоспособном состоянии, планируется и наращивание мощностей. Например, Петрозаводская ТЭЦ, главная «печка» столицы Карелии, обеспечивает более 230 тысяч петрозаводчан горячей водой и отоплением - и это помимо электроэнергии, которая поставляется в единую энергосистему. Предприятие уникальное, ответственность высокая. Город растет, растет в разы и количество потребляемой энергии. Турбина первого блока, установленная в 1979 году, постоянно в работе, за исключением времени нахождения в ремонте и периода летнего останова станции.  «Запас прочности» уже на исходе, но значит ли это, что городу грозит энергетический коллапс? С учетом того, что в Минэнерго России есть список станций, нуждающихся в модернизации, и Петрозаводская ТЭЦ уже в нем – не грозит. Проект модернизации Петрозаводской ТЭЦ должен быть отобран на конкурсе ДПМ-2.

Ветер, атом, солнце

Стоит ли Карелии так упорно модернизировать старые электростанции? Или стоит все же идти в ногу с модными современными  веяниями? Ветряки, солнечные батареи, другие альтернативы сейчас – на пике популярности. 

- Дополнительные источники энергоснабжения, это, конечно, стабильность, - соглашается директор филиала. –  Все это – дополнительная нагрузка на потребителя. Ветроэнергетика... Есть ветер – хорошо. Нет ветра – нет энергии. Прорабатывался в свое время и проект  атомной станции. Есть и солнечная энергия, в перспективе – и накопители. Последнее – перспектива неизвестно какого будущего.

Отметим, что ветряки на берегу Белого моря сейчас собираются строить инвесторы из китайского Фуцзяня. Что касается АЭС – мы уже рассказали, как в свое время население и ученые попросту не пустили ее в Карелию...

Так что остается старая добрая вода. Она стабильна – больше, чем ветер. Безопасна – больше, чем атом. И постоянно в движении, пусть и не замечаемом.

- Мы не ждем, - отмечает Игорь Карцев. – Мы двигаемся вперед и не стоим на месте.  Хотя  вся наша работа и нацелена на то, чтобы потребители нас не замечали. Главное, чтобы было тепло и светло.


|