КОЛОНКА РЕДАКТОРА: Что представляют собой «анонимные эксперты «МК» в Карелии»

Почему редакции периодически вынуждены скрывать авторов тех или иных мнений

30.09.2018 в 20:49, просмотров: 1240

На прошлой неделе в паблике нашего издания в соцсети развернулась очередная дискуссия. На этот раз она касалась вопросов экономики, точнее – перспектив карело-финляндского бизнес-сотрудничества. Комментируя приведенные нами утверждения, глава республики Артур Парфенчиков обратил внимание на то, что мы не публикуем данные автора этих утверждений. Тема, поднятая губернатором, важна настолько, что на ней нужно остановиться подробнее.

КОЛОНКА РЕДАКТОРА: Что представляют собой «анонимные эксперты «МК» в Карелии»

Действительно, периодически в наших материалах мы ссылаемся на мнения неких собственных экспертов, которые в итоге остаются неназванными. Обозначим сразу: это не попытка выдать свое собственное мнение за чужое, просто придав ему весомость словом «эксперт». Нас консультируют конкретные люди, с которыми мы постоянно сотрудничаем, и которые являются признанными специалистами в своих областях. Проблема в том, что в нынешних реалиях они не могут публично назвать себя, не рискуя при этом карьерой.

Приведем гипотетический пример. Мы поднимаем некую проблему в сфере городского ЖКХ. У нас есть официальная позиция мэрии, и нам требуется альтернативная точка зрения. Конечно, мы можем позвонить какому-нибудь столичному «доктору коммунальных наук», который будет долго и правильно теоретизировать, а потом скажет, что каждый случай индивидуален, и надо смотреть на месте. А на месте, как показывает практика, лучше всех о происходящем осведомлены сантехник Вася и мастер Иван Иваныч. Оба – отличные специалисты в своем деле, именно поэтому их и взяли на эту работу. Они лучше всех знают, что сделано, что не сделано, и чем все может закончиться. Проблема в том, что сказать об этом они могут только своему непосредственному начальству, и если оно отмахнется – вопрос закрыт. Говорить же с посторонними людьми, особенно если слова пойдут вразрез с мнением руководства – это теперь у нас запрещено практически законодательно. Вот и приходится скрывать их личные данные.

Конечно, на практике все устроено несколько сложнее. Специалист, который прокомментирует нам принятие того или иного закона, не обязательно работает в Министерстве юстиции – он может быть сотрудником какого-нибудь нижестоящего или смежного ведомства. Но он все равно является частью той государственной системы, где только слова Большого Босса «отливаются в граните», а остальные могут засунуть свое мнение себе в портфель, каким бы компетентным оно не было.

Мы прекрасно понимаем, что анонимность суждения подрывает доверие к нему. Но в этом случае все риски редакция берет на себя. Мы уже не можем сказать – мол, это нам заявил специалист Пупкин, с него и спрос. Это написали мы, поставив на кон собственную репутацию. К репутации издания мы подходим очень серьезно, так что и консультантов выбираем себе чрезвычайно осторожно – так, чтобы не пожалеть об их анонимности.

Что же касается ответов главы республики на наши публикации, то мы считаем это проявлением подлинной демократии и свободы слова. Будучи не согласен с каким-либо журналистским материалом, Артур Парфенчиков открыто выражает свое мнение – пусть зачастую несколько эмоционально, но вежливо, прямо и от своего имени. Его предшественники-губернаторы (а также главы городов и районов) в случаях, когда им не нравилось, что пишут репортеры, не гнушались репрессивных мер, вплоть до увольнения журналистов (и до сих пор не гнушаются). При Парфенчикове такого не случалось – зато было наоборот, когда сняли руководителя, уволившего редактора за несогласие с начальством. Да и какой еще регион может похвастаться «губернатором-блогером», с которым можно поспорить «в онлайне»?

Мы далеко не всегда согласны с мнением главы республики, но считаем, что оно заслуживает внимания – наравне с мнением наших экспертов. Поэтому «МК» в Карелии» искренне приветствует такой формат диалога: оперативно, из первых рук и на человеческом, а не на чиновничьем языке. Так рождается дискуссия, которой сегодня чрезвычайно не хватает в обществе.