Для онкологической больной из Карелии барьером к выздоровлению стала поликлиника

Если бы не родственники, женщина просто не получила бы помощи

Процессы, с которыми приходится сталкиваться посетителям одного из медучреждений Петрозаводска, не поддаются объяснению.

Если бы не родственники, женщина просто не получила бы помощи
Петрозаводская поликлиника №3

Петрозаводчанка Нина С. и ее близкие переживают непростой этап в жизни. Недавно пожилой женщине поставили страшный диагноз – рак. Она мужественно борется с заболеванием и изо всех сил старается не показывать родным, как ей тяжело. Казалось бы, система здравоохранения должна в такой момент стать опорой для человека, а не усложнять его жизнь – но не в Петрозаводске.

Быль о потерянном времени

Жизнь 76-летней Нины С. изменилась несколько месяцев назад: у женщины обнаружили рак. А есть еще сопутствующие заболевания – ишемическая болезнь сердца, стенокардия… Полный «букет». Онкология нарушила привычный уклад жизни в самый неподходящий момент, в разгар пандемии коронавируса, когда плановая помощь во всех медицинских учреждениях отошла на второй план.

Пожилая женщина, всю жизнь проработав бухгалтером, на пенсии исполнила свою мечту: пошла на художественные курсы и начала рисовать. Теперь стало не до рисования. Домашние дела и прогулки с собакой превратились в испытание. Хорошо, что помогают близкие. Однако проблемы продолжали сыпаться.

Онкологи дали направление для госпитализации. Женщина сдала все анализы в петрозаводской городской поликлинике № 3, к которой она приписана. Но, чтобы получить ответы, вынуждена была провести в медучреждении 6 часов.

Как рассказала ее дочь Елена, получить заветный номерок к терапевту у мамы не получилось, так что она попала в кабинет врача после 3 часов сидения в очереди. И лишь благодаря тому, что сжалились такие же измученные пациенты. На приеме выяснилось, что анализы не пришли. А на следующий день предстояла госпитализация. Пенсионерка была в отчаянии. Найти ответы удалось только спустя несколько часов, после обращения к главврачу поликлиники.

Наконец, женщину прооперировали. Казалось бы, худшее позади, проблемы должны отступить. Не тут-то было.

Дефицит антистеплеров

Через 10 дней женщине нужно было снимать швы. В онкодиспансере, где ей должны были провести процедуру по записи, специалисты ушли в отпуск. Ее об этом никто не предупредил. Начался очередной круг мытарств.

Елена с мамой приехали в онкодиспансер. Пенсионерка с трудом передвигалась. Им объяснили ситуацию и отправили в поликлинику №3. Женщина уже была на грани из-за боли и усталости, но старалась не показать дочери, как ей тяжело.

В поликлинике с неимоверным трудом им удалось подняться на 3 этаж, в кабинет хирурга. В принципе, где еще должен располагаться кабинет, куда добираются люди с травмами, переломами и на костылях?..

Когда добрались, Елена поговорила с медсестрой и объяснила ей ситуацию. Затем стали ждать приема.

– Мама ложится на кушетку, медсестра куда-то уходит, что-то ищет, а вернувшись, объявляет, что у нее сегодня нет инструмента для снятия скобок, - рассказывает Елена. - Мол, в поликлинике он в единственном экземпляре, в пятницу сдан в санобработку, и пока не вернулся. На часах 12-30 понедельника!  Говорит нам – одевайтесь, приходите завтра. Мы были в шоке. На все сетования и вопросы услышали один ответ – идите, жалуйтесь руководству.

Но жаловаться руководству Елена не стала. На следующий день с утра вернулась с мамой в поликлинику, вновь преодолев путь на 3-й этаж, выждав очередь. Лишь тогда маме сняли скобки.

Впоследствии женщина посмотрела в интернете, сколько стоит медицинский антистеплер для снятия скоб – от 600 до 1600 рублей. Теперь она готова купить в поликлинику запасные антистеплеры, чтобы люди после операции не страдали так, как ее мама.

Но даже этот вопиющий инцидент финальным не стал. Терпение Елены закончилось после следующего столкновения с поликлиникой, которое произошло за несколько дней до очередной плановой госпитализации в онкодиспансер.

Без ответа

Все анализы были сданы заранее, чтобы ответы пришли вовремя и не пришлось создавать медикам дополнительных трудностей. Мама после операции была не в состоянии отстаивать очереди и ходить по кабинетам, так что дочь отправилась забирать ответы сама. В 9 утра в поликлинику №3.

Казалось, что процедура займет всего несколько минут. Ответы должны были просто распечатать в регистратуре. Однако вежливая девушка-регистратор распечатала только пять ответов из семи. На вопрос, куда делись еще два, развела руками, пояснив, что два затерявшихся ответа должны были прийти из «сторонних клиник».

Специалист регистратуры согласилась еще раз внимательно посмотреть, нет ли их где-нибуд,ь и ушла на 15 минут. А, вернувшись, заявила, что ответов по анализам на СПИД и Гепатит С нигде нет. Она предложила Елене самой позвонить в Спид-центр, расположенный на улице Виданской, и выяснить судьбу двух анализов. Даже нашла нужный номер телефона.

– Выбора нет – позвонила, - рассказывает Елена. - Обрисовала ситуацию с потерявшимися ответами. Регистратор Спид-центра предложила мне прийти за дубликатами к ним. На улице +32. Добралась до Виданской. В регистратуре Спид-центра выяснилось, что все ответы давно отправлены в поликлинику №3 и что я, оказывается, не одна такая: в неделю из поликлиники приходят по 5 человек за дубликатами. Поликлиника ответы попросту  теряет. На мое возмущение слышу заветное – «жалуйтесь в вышестоящую организацию».

После 40 минут ожидания Елена получила дубликат одного из потерявшихся ответов, а затем ее вновь отправили в поликлинику № 3 за ответом на второй анализ. Позвонила в поликлинику, девушка-регистратор долго с кем-то совещалась и предложила идти разбираться к заведующей медучреждением.

- Я была на грани, –  поделилась Елена.  – Собрав остатки терпения и понимая, что этот «квест» я все равно пройду ради мамы, возвратилась в поликлинику и пошла к заведующей. Опять не повезло – она находилась в отпуске, а старшая медсестра, которая ее замещает, в кабинете отсутствовала и вернулась лишь через 30 минут, которые я провела, дежуря у двери. Сдерживая себя, максимально корректно объяснила ситуацию. И, о чудо – проблема решилась в течение 3 минут. Оказалось, что нужный мне ответ хранился в общей базе и никуда не исчезал. Я возмутилась и снова услышала в ответ – жалуйтесь! Сил не осталось. Вернулась домой и написала обращение в адрес министра здравоохранения Михаила Охлопкова. В течение 10 минут министр ответил, пообещал связаться с руководством медучреждения и разобраться в ситуации.

На следующий день мне позвонила заведующая поликлиники, чтобы узнать, все ли процедуры провели, нет ли у нашей семьи претензий к поликлинике. А претензии есть и  вопросы остались.

Куда ушла человечность?

Елена до сих пор пытается понять, что мешает изменить ситуацию в поликлинике №3. Почему нельзя перенести кабинеты хирурга и травматолога на первый этаж, а лора, гастроэнтеролога и окулиста – на третий? Ведь для больных людей добраться до верхнего этажа – мучение.

Почему не ведется электронная запись к врачам, а к узкопрофильным специалистам можно попасть только через терапевта, который перегружен работой? Где оно – чуткое отношение к людям? Неужели нельзя сделать скидку на то, что пожилой человек перенес тяжелейшую операцию, не последнюю в череде операций. Почему никто не контролирует происходящее? Чего не хватает поликлинике – слаженности в работе или просто человеческого отношения?

Пациенты не хотят жаловаться и стараются до последнего сдержать все негативные эмоции. Все понимают, что врачи тоже люди и тоже устают, что всегда и в любой работе есть место человеческому фактору. Но иногда наступает предел любому терпению.

А если у пенсионера нет родных, которые могли бы облегчить все это хождение по мукам? Если человеку после операции самому придется оббивать пороги кабинетов и выбивать ответы?

– Онкология у мамы – это удар по всей нашей семье, - признается Елена. - Почему в такой момент, когда по-настоящему тяжело и больно, люди, работающие в системе здравоохранения, поворачиваются к нам спиной? Неужели, надевая белый халат утром, люди становятся заложниками системы, превращаются в бездушных роботов? После чего рождается замкнутый круг взаимного нетерпения, негатива. Мы не просим проявлять какое-то особое внимание и не требуем чего-то сверхъестественного – лишь выполнять свои обязанности качественно, а не отправлять по любому поводу к вышестоящему руководству. Наверное, наша поликлиническая система сама давно и безнадежно больна. И ей самой требуется лечение.

От редакции

Мы признаем героизм и самоотверженность наших врачей, которые уже больше года работают на износ, постоянно рискуя своим здоровьем, а иногда и жизнью. Но есть ситуации, на которые невозможно закрывать глаза.

Допустим, история с потерянными анализами – это частный единичный случай. Но что касается хирурга на третьем этаже, то об этой вопиющей ситуации говорят давно. Еще 3 года назад наше издание поднимало этот вопрос.

Читайте по теме: "Хромающий слон": в каком состоянии нашли карельскую медицину эксперты ОНФ»

В июне 2018 года в Петрозаводск приезжал координатор проекта «Народная оценка качества» Общероссийского народного фронта Виктор Рожков:

«…в городской поликлинике №3 Петрозаводска лифта нет, а кабинет хирурга расположен на третьем этаже. Пенсионеры с палочками еле-еле поднимаются по ступенькам. При этом несколько лет назад кабинет был отремонтирован. Почему его сразу не перенесли на первый этаж, куда пациентам проще попасть без мучительного подъема по лестнице?»

Ну, тогда не перенесли – так давайте перенесем сейчас! Но тогдашний министр здравоохранения Карелии объясняла, что в медучреждении не хватает помещений. Впрочем, скоро откроется Республиканский перинатальный центр, и вот тогда появятся свободные кабинеты, и ситуация будет исправлена.

Напоминаем карельским чиновникам от медицины, что «перинаталка» открылась в декабре 2018 года.

Читайте далее: "Петрозаводская поликлиника извинилась перед пациенткой за своих сотрудников"

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру