Пряжинскую свалку, где произошла стрельба, могут вообще закрыть

Что привело к такому исходу, и куда в этом случае будут свозить отходы района?

Ситуация с вывозом отходов в Пряжинском район взорвалась в буквальном смысле: началась пальба. Судя по всему, кто-то из местных жителей, видя бездействие властей в решении проблемы «питерского» мусора, взялся решить вопрос сам.

Что привело к такому исходу, и куда в этом случае будут свозить отходы района?
Такой была дорога на пряжинскую свалку через месяц после прихода нового собственника. Фото: Анатолий Ерошкин

Выстрелы раздались 23 августа: неизвестный из ружья открыл огонь по разгружавшемуся на пряжинской свалке мусоровозу из Санкт-Петербурга. Дробь попала в лобовое стекло. Водитель, по счастью, находился в кузове и не пострадал. Все сходятся во мнении, что так Пряжа отреагировала на то, что в район потянулись груженые мусором караваны из Ленобласти.

Как признают в правительстве региона, ситуация с «варяжским» мусором в Пряже вызывает обеспокоенность уже несколько месяцев. Иван Новиков, директор ООО «Автоспецтранс» - регионального оператора по обращению с ТКО - на совещании в правительстве заявил, что случаи размещения отходов из соседнего региона неоднократно фиксировались его ведомством, а информация незамедлительно направлялась в адрес надзорных органов.

Природоохранная прокуратура представила отчет: в июле 2018 года по данным обращениям была проведена проверка, возбужден и рассмотрен ряд административных производств, юридические и должностные лица привлечены к административной ответственности.

Похоже, никто этих мер не заметил, потому что из Ленобласти в Пряжу продолжали идти по два десятка мусоровозов в сутки. Местные взялись за оружие, новость прогремела на всю страну – и теперь уже разбираться поехал в район лично губернатор.

Картина вырисовалась простая. Вот объяснения, данные Парфенчикову Евгением Самыкиным - директором ООО «Полигон», арендующего пряжинскую свалку: «…объема ТКО, необходимого для существования полигона, в Пряжинском районе не хватает, именно поэтому было принято решение ввозить отходы из другого региона». Грубо говоря, фирме было не на ком зарабатывать в Карелии, и они решили «подружится» с Питером. Который, как и всякий уважающий себя мегаполис, не желает тонуть в мусоре и пытается сбагрить его соседям.

Ничего криминального в этом нет, да и нелогичного тоже. Если ведомственная столовая может и хочет накормить триста человек, а из сотрудников ведомства туда приходят только сотня – остальных пускают «с улицы». Но проблема в том, что, по словам заместителя природоохранного прокурора Карелии Петра Антонова, ввоз отходов на территорию другого региона запрещается без соответствующего соглашения между субъектами. Так сказано в федеральном законе «Об отходах производства и потребления». Кроме того, у нас это не предусмотрено территориальной схемой обращения с отходами.

Нарушения были выявлены и зафиксированы еще в прошлом месяце. Почему же они продолжились? Как случилось, что решение довольно простого, большей частью юридического вопроса приходится искать руководителю целого региона? Что мешало местным властям и региональному оператору просто расторгнуть договор с нерадивым  подрядчиком?

Смею утверждать, что корни проблемы уходят в прошлое. Еще 3 года назад «МК» в Карелии» писал о том, что «Полигон», по сути, обвел вокруг пальца районное руководство.

Читайте по теме: "Пряжинские власти стали жертвой "мусорной аферы"

Придя в Пряжу в августе 2015-го, питерская фирма обещала новые технологии, заглубленные антивандальные контейнеры, сортировку мусора и благоустройство свалки. Уже через месяц стало понятно, что ничего из заявленного делать никто не собирается. Но подряд на обслуживание свалки уже был в руках питерского ООО – на основании лишь пустых обещаний. Более того: по нашей информации свалка была отдана на 45 лет(!) без конкурса (!) компании «Полигон», которой на момент подписания договора не исполнилось и двух месяцев. И произошло это, по документам, еще в 2014-м...

Читайте по теме: "В Пряжинском районе Карелии разразился "мусорный кризис"

Главой районной администрации в те годы был Олег Ермолаев, он тоже стал жертвой недобросовестных посулов. Но ведь уже без малого год, как Олег Александрович «рулит» Министерством строительства, ЖКХ и энергетики республики, и именно в его подчинении находится региональный оператор по обращению с ТКО. И если он знал цену варяжским фирмачам – почему не дал команду с ними расстаться?

Анализируя происходящее, можно высказать версию: «Полигон» не выгоняют, потому что ему на смену никто не придет. Сегодня в Карелии отрасль утилизации отходов находится в глубоком кризисе.

Читайте по теме: "Карельские мусорщики снова бунтуют против регионального оператора"

Условия, которые предлагает «Автоспецтранс» своим субподрядчикам на местах, их не устраивают. То есть убрать «Полигон» означает оставить район без официальной свалки. А значит, появятся неофициальные…

С другой стороны, история получила слишком большой резонанс, и властям, по сути, нечем оправдать дальнейшее сотрудничество с питерской фирмой. Ну, кроме как признать наличие вышеназванного кризиса, на что они вряд ли пойдут. Есть второй выход: договор с «Полигоном» разорвать, свалку законсервировать, а мусор вывозить в близлежащие районы.

Похоже, руководство республики склоняется именно к такому решению проблемы, хотя вслух пока ничего не сказано. Но есть косвенное доказательство. Губернатор публично выставил «Полигону» условие: отправить назад в Ленобласть все то, что было оттуда привезено. То есть фирме придется не только вывезти сотни тонн мусора , но и заплатить кому-то, кто согласится их принять. После чего продолжить работу в Пряже без прибыли. Сильно сомневаюсь, что компания пойдет на это…

В любом случае, решение о дальнейшей судьбе пряжинской свалки должно быть принято до 2 сентября. На этот день в поселке планируется проведение народного схода, посвященного мусорной проблеме. И властям надо будет сообщить людям о конкретных решениях. Просто обещания их уже не устроят – стрельба это доказала.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №36 от 29 августа 2018

Заголовок в газете: Мусорные войны: теперь со стрельбой