Теперь сажают не за попытку преступить закон, а за возможность

Личное мнение: каждый россиянин в любой момент рискует оказаться за решеткой

09.06.2019 в 00:35, просмотров: 1056

Дело Ивана Голунова может стать поворотным для судебной системы страны. Вопрос в том, куда будет этот поворот.

Теперь сажают не за попытку преступить закон, а за возможность
Иван Голунов в суде. Фото:

Обстоятельства задержания журналиста «Медузы» известны уже всем. По словам Ивана Голунова, его остановили, когда он шел на встречу с источником, и в ходе личного досмотра при нем обнаружили пакет с наркотиками. Учитывая их количество, партию сразу обозначили как крупный размер. Журналист заявил, что пакет ему подбросили, но «силовики» отказались взять смывы с рук и срезы ногтей, что позволило бы определить, прикасался ли задержанный к этому пакету. К Голунову, рассказывают в "Медузе", не пускали адвоката и не давали позвонить, тем самым нарушая все, что только можно нарушить. К чему такое демонстративное пренебрежение законом? Ответ на поверхности: как можно быстрее запихать подозреваемого в СИЗО.

Когда вас обвиняют в преступлении, это пол беды: есть хорошие адвокаты, попадаются независимые судьи, существуют апелляционные инстанции. Беда, когда вам не дают защищаться. Находясь за решеткой, вы испытываете стресс, который не позволяет вам мыслить ясно, а ваши встречи с адвокатами регламентированы. А сидя под домашним арестом, вы можете круглые сутки готовить свою защиту. Именно этого больше всего страшатся обвинители.

В деле Голунова есть момент, на который общественность пока не обратила внимания - все слишком увлечены обстоятельствами задержания. Нашего коллегу обвинили не просто в хранении наркотиков, а в попытке их продажи. Оно и понятно: зачем человеку хранить у себя наркоту, если сам он не употребляет, что доказывается элементарно? И если, как уже прозвучало, у следствия нет никаких данных о том, где фигурант достал запрещенные вещества? Дело просто развалится. Так что выход один – обвинить человека в хранении с целью продажи.

Ключевое понятие здесь – наличие преступного умысла. Но любой следователь вам скажет, что именно умысел обычно труднее всего доказать. Если Иван собирался продать наркотики – значит, был покупатель. То есть кто-то должен будет в мельчайших подробностях рассказать суду, где, когда и при каких обстоятельствах один из лучших журналистов-расследователей страны договорился с ним о сделке. Но проблема в том, что покупатель в таком случае также становится преступником. Единственный выход – представить его участником оперативного эксперимента, «живцом». В роли такого «живца» вполне может выступить сотрудник органов, который даст любые нужные следствию показания. Но показания эти должны быть неопровержимыми, поэтому обвиняемого также нужно «подготовить». Сделать это в СИЗО достаточно просто, а вот достать человека дома практически невозможно. Именно поэтому всех подозреваемых следствие пытается арестовать, хотя браслет на ноге дает твердую гарантию, что фигурант никуда не скроется.

Позиция российских судов в этом отношении вызывает ужас: они арестовывают всех подряд. Основной мотив – обвиняемый может скрыться. То есть не ПЫТАЕТСЯ скрыться, что нужно доказать, а просто имеет такую возможность. Как любой человек, у которого наличествуют ноги. И судьи, как Попки, послушно кивают головами и арестовывают, арестовывают, арестовывают…

Читайте по теме: «Посланцы президента России объяснили, почему к карельским судам столько претензий»

К сожалению, карельская Фемида в этом плане ничуть не улучшает общероссийскую статистику. Арестовывают направо и налево. Дело Фокина. Первое дело Дмитриева. Совершенно фантастическое по цинизму и наглости дело об аресте и потерянном залоге Алиханова, за которое никто так и не понес ответственности.

Читайте по теме: "В чем признали виновным Девлетхана Алиханова"

Но история с Иваном Голуновым пошла по неконтролируемому «силовиками» пути. Такого мощного общественного резонанса не ожидали ни они, ни даже сами журналисты. Власти оказались в глупом положении: у них экономический форум с участием глав семи стран, а их спрашивают только о задержанном расследователе. В итоге суд оставил Ивана под домашним арестом.

Но радоваться никто из сведущих не спешит. Выступившие в защиту Ивана очень сильно напугали заказчиков и исполнителей этого фарса – то ли продажных, то ли просто неумных. На страх существуют три основных реакции: оцепенение, побег или агрессия. Бежать этим людям некуда: либо они посадят Голунова, либо он посадит их. И поэтому, когда пройдет оцепенение, вызванное общественной реакцией и решением суда, они начнут бить. Как – пока не ясно, но это будет что-то глобальное. К примеру – генпрокурор Юрий Чaйка уже предложил вернуть прокурорам право на аресты без суда, об этом сообщает Радио «Свобода».

Впрочем, есть у силовиков способ завершить дело Голунова тихо и мирно. Ошибкой все произошедшее, конечно, уже не представишь – надо как-то объяснить, откуда оперативники знали о свертке в рюкзаке журналиста. Но вот если бы выяснилось, что это полицейские действовали на основании анонимного сообщения, все бы решилось само собой. Кто-то подкинул Ивану наркоту и позвонил куда надо. Проверка не найдет  доказательств причастности Голунова к торговле наркотиками, его можно отпускать. Но и полицейские не виноваты, просто сделали свою работу. Все довольны.

…В Карелии расследовательская журналистика развита очень хорошо. Только нашим изданием и только за последние пару лет были опубликованы резонансные материалы о хищениях в «Кареллеспроме», о разворовывании ГУП «Мост», о фальсификациях документов в Муезерском районе, о коррупционных схемах при выборе регионального «мусорного» оператора… Но в результате никто (!) из фигурантов этих публикаций не был наказан, и даже не предстал перед судом. Следователи, как видно из дела Голунова, заняты другим.