Что нам делать с "Невским пассажем" в Петрозаводске: личное мнение

Надежд на то, что незаконную пристройку удастся снести, практически не осталось, но это не значит, что она должна функционировать

Пристройка к жилому дому на пр.Александра Невского, 30 в карельской столице испортила жизнь местным жителям, но можно сделать так, чтобы она стала головной болью самих владельцев.

Надежд на то, что незаконную пристройку удастся снести, практически не осталось, но это не значит, что она должна функционировать
"Невский пассаж" как пристройка по-прежнему вне закона.

Дедемонизация собственника

Как мы уже рассказывали, в конце сентября определением Пресненского районного суда Москвы прекращены исполнительные производства в отношении магазина "Невский пассаж": сносить его не будут. Шансов на то, что решение отменят в апелляционной инстанции, крайне мало, поскольку проведенные экспертизы не гарантируют безопасность жилого дома при сносе пристройки.

Естественно, читатели возмущены создавшимся положением: 11 лет борьбы жильцов дома за свои права закончились ничем. А бизнесмены Цмугуновы, возведшие незаконную постройку, не только остаются при своем имуществе, но еще и получают теоретическую возможность требовать от государства компенсацию морального и материального ущерба.

Не разделить это возмущение нельзя. Другой вопрос – на кого нам негодовать? Абсолютное большинство читателей-комментаторов на самых разных площадках сходятся к тому, что имеет место некий заговор бизнеса с властью, и в споре между людьми и деньгами победили, как водится, последние.

Самый поверхностный анализ ситуации не позволяет принять эту версию. Братья Цмугуновы – средней руки петрозаводские предприниматели. В контактах государственного масштаба замечены не были. Власти, судя по всему, к ним относятся с плохо скрываемой ненавистью. Причем и карельские, и федеральные - в лице руководства Федеральной службы судебных приставов. Поскольку и те, и другие 11 лет вынуждены тратить время на тяжбы, и оправдываться перед народом за бездействие.

Кроме того, в течение всего времени исполнительного производства в отношении собственников действовал весь объём мер принуждения, включая многолетний запрет на выезд за границу.

Так что поверить в то, что вездесущие Цмугуновы "нагнули" всю судебную систему страны, я не могу. Особенно учитывая, что они, совместно с десятком таких же олигархов местного разлива, уже полгода не могут одолеть собственного соседа, оставившего их без электричества. Об этой истории мы еще расскажем.

На взгляд пристава

Не верю я и в то, что ФССП просто не хотела ничего делать для сноса дома. Это нелогично. Почему не хотела? Какой мотив? Не самим же приставам предстояло кайлом махать…

Остается вопрос чисто инженерный, и в этом мы считаем необходимым дать слово Артуру Парфенчикову, подключившемуся к дискуссии вокруг нашей публикации. Губернатор в данном случае выступает в качестве экс-руководителя ФССП, непосредственно занимавшегося вопросом "Пассажа".

"Я с самого начала обозначил крайне сложную перспективу исполнения судебного решения", - вспоминает Парфенчиков. – "Помимо того, что вопрос технической возможности сноса был крайне противоречиво и откровенно слабо изучен, суд просто обошёл вниманием судьбу подземного этажа пристройки. Как можно привести в первоначальное состояние объект, не трогая его основание?

Ну и само императивное обязание «привести в первоначальное состояние» вызвало много вопросов, которые суд в дальнейшем отказался разъяснять. Первоначальное состояние - это проект 1960-х годов прошлого века, в ситуации, когда многократно изменились санитарно-эпидемиологические, пожарные, строительные нормы, когда давно уже не производятся те материалы, из которых был сделан первый этаж дома пятьдесят лет назад.

Ну, а сносить объект, не имея семикратных гарантий, что не рухнет многоквартирный жилой дом, решится только сумасшедший и абсолютно безответственный человек".

Юридические дебри

Доводы бывшего главного судебного пристава России подтверждают профессионалы в строительстве и юриспруденции.

Наш эксперт в сфере права еще 8 лет назад пожимал плечами относительно требования истцов снести пристройку, и предрекал, что эта история затянется на долгие годы. По его мнению, куда перспективнее для жильцов было бы подать иски в связи с существенным удешевлением их собственности, на что появление "Пассажа", безусловно, повлияло.

Самую существенную роль действительно сыграл вердикт суда. В нем значился не просто демонтаж самовольного строения, а именно приведение территории в первоначальное состояние. Но поскольку не смогли найти ни проекта пристройки (судя по всему, хорошо утерянного заинтересованными лицами), ни ПСД на сам дом, это требование становилось невыполнимым. Учитывая, что оно было неразрывно связано с требованием о сносе, решение оспорили в полном объеме. Такой вот юридический казус.

Снести нельзя оставить

Наш специалист в области домостроения предлагает рассмотреть ситуацию под другим углом. Вопрос демонтажа любой постройки – как и возведения – лежит в трех сферах: конструктивности, безопасности и экономики. Там, где эти три круга пересекаются, и находится решение. Такое происходит далеко не всегда. Но если убрать одну составляющую, вопрос можно считать решенным.

В случае с "Пассажем" такой составляющей является экономика: бездонный карман государства готов был потратиться на ликвидацию проблемы. То есть, обладая бесконечными экономическими ресурсами, государство могло найти конструктивное решение, которое шло бы не в ущерб безопасности. Но, считает наш собеседник, такой задачи просто никто не ставил.

Что доказала экспертиза, даже две ? Что пристройку нельзя снести без риска для дома. Не вообще нельзя, а нельзя без риска. Проектировщиков не просили найти решение, при котором этот риск сводится к тому самому семикратному минимуму, о котором говорил Парфенчиков.

Что дальше?

Я реалист, и реальность такова, что "Невский пассаж", скорее всего, останется на своем месте. Если продолжить негодовать и добиваться справедливости, можно потратить еще с десяток лет без гарантии результата. Или же можно продумать, как жить в условиях существующей реальности.

Первое и главное – стоит помнить, что прекращение исполнительного производства вовсе не легитимизирует пристройку. Строение по-прежнему остается незаконным. То есть вести в нем какую-либо деятельность нельзя, и прибыли оно приносить не должно.

Торговля в пристройке по-прежнему идет, хотя процентов 80 площадей освобождено

Второе: здание по-прежнему принадлежит Цмугуновым. Значит, они несут за него ответственность – за коммуникации, за внешний вид, за безопасность. Если одной из главных претензий жильцов были испарения от кровли пристройки – значит, владельцы должны поменять там покрытие. Можно ли заставить их это сделать?

"Абсолютно можно, и с этого и нужно было начинать", - уверен губернатор. – "Помимо кровли можно было бы привлечь проштрафившихся Цмугуновых к полному благоустройству двора. Это не только мое мнение - так комментировали ситуацию жильцы одного соседнего дома, в котором собственники магазинов в цокольном этаже активно привлекаются к мероприятиям комфортной среды".

Проблема в том, что заниматься этими процессами должны не власти, а сами жильцы. У которых, возможно, уже не осталось сил на борьбу.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру