Очередная драма с изъятием детей разворачивается в Карелии

На этот раз объектом внимания органов опеки стала приемная семья

09.07.2019 в 20:07, просмотров: 9037

Как показывает практика, если семейный скандал выливается на широкую общественность – значит, что-то не так сделали обе стороны. Но в случаях с несовершеннолетними стороны обычно три: родители, государство и дети. В первую очередь страдают дети.

Очередная драма с изъятием детей разворачивается в Карелии
Видеться с приемными родителями девочкам все же разрешают. Фото: vk.com

О скандале в Кондопоге стало известно на прошлой неделе из социальных сетей. Рассказала о нем местная жительница, воспитывающая в своей семье, на пару с мужем,  троих приемных детей. Вот ее версия событий:

Как обычно бывает в таких случаях, вторая сторона конфликта – органы опеки – ничего комментировать не могут. Они не вправе разглашать информацию о несовершеннолетних. Таким образом, общественности известна только позиция опекунов. Вернее, только супруги опекуна, поскольку опекунство в данном случае оформлено на мужа. Впрочем, необходимое обучение прошли оба супруга.

Как нам удалось выяснить по своим каналам, ситуация вовсе не так однозначна. Детей изъяли не по прихоти одной чиновницы. Заявление приемного сына о насилии в семье все еще проверяется, и однозначно назвать его ложным ни в МВД, ни в органах опеки пока не могут. Дело осложняется еще и тем, что у правоохранительных органов пару лет назад уже были обоснованные претензии к этим опекунам – правда, финансового характера. Сейчас эта история снова может всплыть на поверхность.

По мнению экспертов «МК в Карелии», знакомых с этой конкретной ситуацией, недоработка органов опеки в данном случае очевидна. Во-первых, если насилие имело место – куда раньше смотрели проверяющие, обязанные навещать семью минимум дважды в год? Во-вторых, практически все, кто в курсе описываемых событий, уверены в том, что между приемной мамой и чиновницей кондопожской опеки, помимо конфликта правового, имеется мощный личный конфликт. А в этом случае всегда есть риск того, что сторона, обладающая властью, будет использовать ее больше необходимого. Поэтому такой конфликт должен был быть погашен, причем стороной государственной – в конце концов, люди за это бюджетные деньги получают.

И все-таки настораживает то, как ситуация преподносится в социальных сетях. Как показывает опыт, люди поднимают волну «народного гнева» тогда, когда боятся проиграть в суде. Между тем решение кондопожских органов опеки об изъятии детей легко может быть обжаловано, без привлечения общественности к внутрисемейным проблемам. Как рассказал нам карельский Уполномоченный по правам ребенка Геннадий Сараев, его сотрудники уже помогли опекунам написать соответствующее обращение в суд. Кроме того, удалось добиться, чтобы помещенных в Центр помощи детям девочек днем отпускали домой. Ничего больше детский омбудсмен рассказать не может, поскольку также связан обязанностью хранить тайну семьи.

Одновременно кондопожская администрация также подала иск к опекуну – об этом сообщается на официальном сайте судебного департамента. Содержание заявления не раскрывается, но высока вероятность того, что речь идет о приостановлении опеки. Будем ждать развития событий.

Напомним, что в этом году Карелию уже сотрясали антиювенальные баталии: против временного изъятия своих чад боролись супруги Киселевы из Костомукши. Благодаря гиперактивности отца семейства в соцсетях и вмешательству московских правозащитников история получила всероссийскую известность. Позже наше собственное расследование показало, что основания для временного ограничения супругов в родительских правах у властей были, а сами Киселевы извлекли из ситуации значительную финансовую выгоду.

Читайте по теме: «Дело Киселевых: победила правда – или манипуляция общественным мнением?»

«Кому было выгодно изъятие детей из семьи костомукшан Киселевых»